ОТШЕЛЬНИКИ В БОРЬБЕ ЗА ЛЕС

ОТШЕЛЬНИКИ В БОРЬБЕ ЗА ЛЕС

ОТШЕЛЬНИКИ В БОРЬБЕ ЗА ЛЕС

Уйти от благ цивилизации и жить отшельником – на такой шаг решится далеко не каждый. Именно так поступили в начале XXI века Дмитрий Рыбалко и Ирина Лаврова, ученики известного бурятского буддийского йогина и философа Бидии Дандарона, уйдя в тайгу в местности Патай Кижингинского района, невдалеке от мистического места Соорхой, где на протяжении 23 лет медитировал великий бурятский йогин Лубсан Самдан Цыденов.

Знаковые встречи

Дмитрий и Ирина живут в Патае уже 13-й год. Судьбы у них разные, но объединяет их Дандарон, ставший для них учителем, тем человеком, который познакомил их с Учением и показал путь пересечения круговорота перерождений – самсары.

Дмитрий родился в Будапеште в семье военных, окончил школу с серебряной медалью, учился в Минском военном училище ПВО, затем – в Дальневосточном университете на физфаке. Именно во Владивостоке он встретился с учеником Бидии Дандарона – Василием Репкой, который тогда жил в селе Усть-Орот Кижингинского района. Эта встреча стала знаковой, и Дмитрий, оставив дела, отправился вместе с Василием в Бурятию.

Ирина родом из Тувы. Училась на истфиле БГПИ и однажды во время практики попала на обработку перфокарт в БИОН, где познакомилась с Александром Железновым, учеником Дандарона. Вскоре она вошла в круг «дандароновцев», а спустя некоторое время вышла замуж за Василия Репку. Затем они уехали в Усть-Орот, который находится в непосредственной близости от Соорхой. Именно там и решили жить в советские годы «дандароновцы», чтобы оберегать как святые места, так и память о своих учителях.

Тринадцать лет в лесу

Как только распался Советский Союз и пришли рыночные отношения, Ирина с головой ушла в бизнес, продолжая помогать своим братьям по духу.

— Дела в Улан-Удэ шли в гору, жаловаться было не на что. Подросли дети. И однажды я почувствовала усталость от всего, — вспоминает Ирина Лаврова. – Как-то пришел ко мне Дима и рассказал, что есть место в лесу за Усть-Оротом, где можно подумать о смысле жизни. «Если ты решишь там жить, я обязательно буду помогать тебе. Чашечку риса уж точно достану», — сказал он тогда.

Ирина прожила в землянке почти месяц, а затем поехала к Еше Лодою Ринпоче, с которым была знакома, и попросила у него благословения на уход из мира. Уже в мае 2000 года она, оставив бизнес и дом в Улан-Удэ детям, уезжает в Усть-Орот, а спустя некоторое время – вместе с Дмитрием в лесную глушь на постоянное место жительства. Всю осень братья по вере строили себе дом возле субургана, посвященного Василию Репке, и, как вспоминает Ирина, «часто засыпали, глядя на звезды в небе, так как крыша еще не была готова». Лишь к зиме дом был приведен в порядок.

Первую зиму отшельники провели спокойно – накопленных денег хватало на продукты и свечи, помогали им и друзья Ирины: время от времени доставляли припасы. Кроме того, у них был мотоцикл, который, правда, нужно было заводить «с толкача».

— Так получилось, что первый год мы прожили на подаяниях. Ощутимой была поддержка усть-оротцев – помогали всем, чем могли. Они часто спрашивали: как вы там одни, без света, без связи? Не страшно ли? Мы, улыбаясь, отвечали, что страха совсем нет, ведь дверь нашего дома не запирается даже ночью, а для случайных прохожих всегда найдется кружка горячего чая, — говорит Ирина.

Вскоре Дмитрий и Ирина начали развивать подсобное хозяйство – завели коз, небольшую пасеку, стали собирать лекарственные травы. Зимой «дандароновцы» переводят буддийские тексты – тибетским неплохо владеет Рыбалко, занимаются медитацией, проводят время в ретрите (уединенном затворе).

— Конечно, основной нашей целью является буддийская практика. И нам по сравнению с нашим учителем Бидией Дандароном, который немало времени провел в лагерях, значительно легче практиковать, ведь мы на свободе. Стараемся, чтобы каждый из нас время от времени уходил в ретрит на месяц, а другой заботился о нем. Поддерживаем традицию Лубсан Сандан Цыденова, и, думаю, у нас немного получается.

Мешают волки да лесорубы

«Дандароновцы» привыкли к лесной жизни. Вырастили детеныша косули, которому дали кличку Дамбиха. Невдалеке от них живет лиса, не боятся людей и многочисленные белки, зайцы.
Беспокойство создают лишь волки и люди. Серые хищники нападают на коз – их, бывало, задирали прямо возле дома.

— Волки на то и хищники, чтобы питаться мясом. Но как они воют по ночам – не передать, это очень красиво! – говорит Ирина. – От людей больше вреда. В Патае в шестидесятых была пилорама, ее впоследствии забросили. Сейчас лес на этой территории снова подрос, и появились лесорубы – как легальные, так и нелегальные. Мы страшно переживаем, когда деревья валят в священных местах – там, где медитировали ламы. Как-то сложили лес прямо возле субурганов, так Сережа Проказов, тоже дандароновец, ныне покойный, даже заплакал. Неужели у этих людей не осталось ничего святого?

В будущем году исполняется сто лет со дня рождения Бидии Дандарона. К этой дате его ученики готовят ряд юбилейных мероприятий. Ирина Лаврова по специальности музеевед и очень хотела бы, чтобы музей в Усть-Ороте пополнился экспозицией, рассказывающей о жизни и деятельности Дандарона. Каждый желающий мог бы тогда увидеть памятные вещи, ознакомиться с записями и очерками о жизненном пути этого мужественного буддийского практика, в лихие годы сумевшего отстоять свои принципы и убеждения.

admin